Реально нереальная инклюзия: от печали до радости

В День распространения информации об аутизме наш портал подготовил истории о двух мальчиках, обладающих РАС, которые благодаря своевременной инклюзии и чуткому окружению из родителей, педагогов и одноклассников добиваются успехов в учебе, общении и развитии.

Никита Домрачев, мальчик с аутизмом, четыре года назад пришел в общеобразовательную школу. Учителя и психологи 13-го лицея в Химках были готовы кричать «караул» – никто не мог найти подход к ученику с особенностями развития. Игорь Горинов учится в кировской гимназии «Престиж». У мальчика аутизм, до школы он ходил в коррекционный детский сад. Когда Игорь пришел в 1 класс гимназии, ни дети, ни учителя не знали, как с ним общаться. Этих детей объединяет то, что на их первом этапе погружения в общеобразовательный процесс инклюзия в школах не была настолько развита, чтобы предоставить ученикам с ОВЗ должное образование и социализацию.

Юлия Шульдешова, социальный педагог лицея, в котором учится Никита рассказала о начале пути мальчика: «Когда Никита пришел в первый класс, он вообще не мог общаться с детьми. Он практически не разговаривал. Задаем вопрос, а он нам отвечает последним словом, которое есть в вопросе. Мы говорили маме, что ребенок вообще не может не только учиться, а кушать и спускаться по лестнице».

По словам учителя, Никита со слезами цеплялся за маму, плакал и подолгу не мог успокоиться. Детство он провел в деревне и в сад не ходил. Дедушка рассказывал учителям, что именно из-за этого мальчику было сложно в коллективе.

Николай Татаринцев, дедушка Никиты: «В школу Никита с удовольствием идет, потому что ему нравится общаться с детьми. Нам предлагали, конечно, домашнее обучение, но из расчета того, что он не будет среди сверстников и совсем замкнется, мы настояли на том, чтобы он ходил в школу».

Екатерина Яркова, мама другого мальчика с аутизмом Игоря Горинова рассказывает: «Мне приходилось его водить в школу чуть ли не за руку. С одной стороны – ребенок гиперактивный. Мог начать петь посреди урока или просто встать и выйти в коридор. С другой стороны, он мог молча сидеть и не обращать внимание на происходящее в классе. Учителя не знали, как реагировать на такое поведение».

Родители обоих мальчиков совершили большое дело – они отдали своих непростых детей в обычные школы, не поддались уговорам устроить детей на домашнее обучение или в спецшколы. И этот первый, правильный шаг стал решающим в жизни и развитии детей. Через некоторое время инклюзия дала свои плоды.

Химкинский лицей № 13 стал участником программы «На урок вместе». На мастер-классе фотомастерской Никита раскрылся. Взял в руки фотоаппарат, сначала просто бегал с ним, потом начал снимать. Тогда и педагоги, и ребята увидели, что Никита открыт к общению, а со временем все научились находить общий язык с особым ребенком. В кировской гимназии, где учится Игорь, все изменилось после того, как в школе был запущен проект «Эффективная реализация права на инклюзивное образование на местном уровне», обучающие семинары и тренинги для педагогов школы. Учителя и психологи узнали, как организовать учебный процесс так, чтобы ребенок с особыми потребностями мог усвоить материал. 

Сначала с Никитой работали два волонтера, потому что с его энергией было невозможно справиться. Сейчас мальчик спокойно посещает уроки, является частью команды и нет нужды как-то отдельно его выделять и особо контролировать. Теперь Никита дружит и с мальчишками, и девчонками, на уроках труда любит мастерить поделки из дерева и рисовать. Учитель рассказывает, что совместное обучение пошло на пользу не только Никите, но и всей школе. И взрослые, и дети учатся милосердию и учатся принимать мальчика, который не похож на остальных, таким, какой он есть.

Игорь тоже постепенно привык к учителям и одноклассникам. Чтобы атмосфера инклюзивной школы стала для него комфортной, понадобился год. Сейчас он свободно общается, на переменах играет с одноклассниками, в столовой может попросить добавки. Родители заметили, что сын стал лучше разговаривать, увеличился словарный запас и дикция, он стал более организованным. После занятий с психологом одноклассники Игоря поняли, что друга надо просто поддержать. Даже взяли шефство – повторяли указания учителя и объясняли, что нужно сделать.

Юлия Шульдешова, социальный педагог, работающий с Никитой, обратила внимание на то, как появление особого ребенка в школе положительно повлияло на атмосферу и самосознание учеников: «Они видят этот прогресс, они помнят, какой был Никита сначала и каким он стал сейчас. Если они увидят на улице человека с инвалидностью, не испугаются и не будут показывать пальцем. Наверняка, к нам еще придут дети, такие как Никита, и мы уже с наработанными знаниями будем их выводить в жизнь».

Мама Игоря, Екатерина Яркова с большой радостью отмечает успехи своего сына: «Раньше сын был рассеянным. Бывало, мог где-то оставить вещи и совсем про них забыть. Сейчас следит за собой. Даже мне напоминает о том, что я забыла телефон в машине. Раньше я переживала, что в Кирове не найдется обычной школы, где практикуется инклюзия».

И, по счастью, такие школы есть. И Никита из Химок, и Игорь из Кирова теперь в надежных, понимающих и профессиональных руках инклюзивных педагогов. Упорство и вера в эффективность инклюзивного образования позволило школам выйти на новый современный уровень обучения и социализации детей. Педагоги получили ресурс и поняли, в каком направлении двигаться, чтобы было хорошо всем ученикам. И пусть таких успешных историй включения становится все больше и больше!

comments powered by HyperComments