Будущее за инклюзивным образованием

20 июня в рамках III Форума социальных инноваций регионов прошла дискуссия «Детство без границ: образование детей с особенностями развития».

В мероприятии приняли участие известные родители детей с инвалидностью и общественные деятели: Любовь Олтаржевская – директор ГБУ ГППЦ ДОгМ, Ирина Хакамада, Юлия Пересильд и Елизавета Муравкина – учредитель и президент благотворительного фонда «Галчонок», Егор Козловский – руководитель АНО Центра «Без ограничений», а также Эвелина Бледанс.

В России практика инклюзивного образования неоднозначна и противоречива. С одной стороны, в крупных городах наблюдается тенденция к развитию передовых проектов, однако по-прежнему зачастую во многих учебных заведениях подход остается формальным: дети с инвалидностью попадают в обычные школы, где нет ресурсов для раскрытия их способностей.

Первой своим опытом поделилась Ирина Хакамада, воспитывающая дочь с синдромом Дауна: «Каждый родитель мечтает, чтобы их дети с особенностями прожили полноценную жизнь. Я прошла несколько этапов в своем отношении к инклюзивному образованию – мечта, очарование, разочарование». Ирина обратила внимание на систему образования в целом: «Современное российское образование подгоняет всех под одну планку. Ребенка с особенностями хотят сравнять с другими по показателям, вместо того, чтобы развивать их сильные стороны. Необходимо не отвергать особенности детей, а стараться вписать их в окружающий мир; развивать личность, а не воспринимать как ошибку природы, которую надо исправить».

О состоянии, в котором на сегодняшний день находится инклюзивное образование в России, высказалась Любовь Олтаржевская: «Я уже 12 лет работаю с инклюзией. В России инклюзия дикая, стихийная. Семья ждет качественного образования в соответствии с особенностями своего ребенка, чтобы оно было доступно и недалеко от дома. Это должна быть среда, в которой максимально раскроются способности ребенка. На данный момент это утопическая картинка, которая не соответствует тому, что есть на самом деле. Но мы к этому стремимся. При правильном распределении и управлении кадровыми, методическими, финансовыми ресурсами школы можно создать правильную среду для любого ребенка. Каждая 10-я школа в Москве – ресурсная школа, в которой уже накоплен опыт работы с детьми с особенностями. И этим опытом специалисты готовы делиться. Важно оказывать раннюю комплексную помощь детям и их семьям. Важно разумно сочетать методы, так как невозможно ко всем детям с РАС применить один метод. Тем не менее этих методов должно быть достаточно, чтобы у специалистов был выбор при обучении ребенка».

Возможность инклюзивного образования должна быть, по мнению выступающих, в каждом образовательном учреждении. Детям с особенностями нужна не только реабилитация, им нужно все: любовь, дружба, общение. А практика инклюзивного образования помогает изменить отношение общества и правильно обустроить окружающую среду.

Елизавета Муравкина же отметила, что «инклюзия полезна всем ученикам, а не только ученикам с особенностями. Дети без инвалидности учатся толерантности, добру, принятию разных людей не из книг и фильмов, а на собственном опыте».

Все эксперты согласились с тем, что современное российское образование в целом устарело. Благодаря нынешним технологиям, считать можно на калькуляторе, в Интернете узнать необходимую информацию, а роботы уже выполняют большую часть работы по дому. Поэтому особое внимание должно уделяться развитию soft skills – тому, в чем роботы никогда не заменят человека. Инклюзия в этом отношении – идеальная среда для развития этих человеческих навыков.

Егор Козловский прокомментировал пользу технологического прогресса: «Мы работаем и с государственными, и с частными центрами реабилитации. Технологии, конечно, помогают масштабировать усилия, так как ресурсов на все учреждения пока не хватает. При помощи технологий мы можем прийти к каждому нуждающемуся и оказать хотя бы образовательную помощь, поддержку. К тому же, технологии очень интересны современным детям. Кроме того, технологии объединяют наше разрозненное общество».

Также все эксперты отметили, что настоящая инклюзия – это не только, когда ребенок с особенностями учится в школе с другими детьми, не только компетентные педагоги и качественные программы. Инклюзивной должна стать вся школа: охранники, буфетчик, уборщики и другие сотрудники тоже должны уметь общаться с детьми с особенностями.

В дискуссии приняла участие и Эвелина Бледанс. На мероприятие она пришла вместе с сыном Семеном с синдромом Дауна. Эвелина активно ведет страничку Семена в Инстаграм, тем самым борясь со стереотипами, обсуждая и отвечая на вопросы о детях с особенностями. «Через Инстаграм мы стали рассказывать о Семене и детях с особенностями. На страничке уже сформировался настоящий инклюзивный кружок. Конечно, родителям надо объединяться, потому что одному очень тяжело. Но я вижу интерес к этой теме не только у родителей детей с особенностями, но и у обычных людей, даже без детей».

В конце дискуссии эксперты подвели итоги: «Необходимо менять школьную систему образования, так как сейчас оно больше похоже на «прокрустово ложе». Инклюзия касается каждого из нас.
Страна, в которой ребёнок с любыми особенностями, может быть счастлив – страна, у которой есть будущее».

comments powered by HyperComments