Инклюзивное образование в России: реальные проблемы и мнение экспертов

Портал Meduza опубликовал статью, в которой рассказывается о реалиях инклюзивного образования в России и почему учиться в обычной школе так важно для детей с инвалидностью.

В статье «Дети с церебральным параличом могут учиться в обычных школах. Но с равным доступом к учебе пока есть большие проблемы» на конкретных примерах разбираются сложности получения образования ребенком, имеющим инвалидность. Предлагаем вам познакомиться с выдержками из статьи, а полностью весь материал вы найдете на портале Meduza.

Герои публикации – молодые люди с инвалидностью, которые с самого детства столкнулись с несовершенством системы образования во всех его проявлениях: от непонимания учителей до жестокости одноклассников. И только благодаря упорству родителей, счастливому стечению обстоятельств и собственной целеустремленности им удалось достичь успехов как в учебе, так и в социализации.

У Евгении Старченко церебральный паралич, сейчас она учится на психолога и хотела бы в дальнейшем заняться работой с детьми с инвалидностью и с родителями таких детей. Евгения считает, что люди с инвалидностью и без должны научиться получать образование вместе:

«Инклюзия – процесс двусторонний. Особые привыкают к обществу, а общество – к особым. Совместная учеба с ранних лет поможет воспринимать друг друга нормально».

Иван Бакаидов – номинант премии ООН World Summit Awards за 2018 год, программист, руководит проектом по разработке программ для людей с проблемами речи. По его мнению, специальные учебные заведения ухудшают положение многих детей с инвалидностью, они перестают добиваться большего и даже не считают нужным это делать:

«Из учеников школы почти никто не стремился после школы начать самостоятельную жизнь. Нормой считалась психологическая кастрация. Ни у кого не было желания тянуться к жизни обычных людей, так как мы о ней ничего не знали».

С конца 2000-х годов в России дети с инвалидностью могут учиться в общеобразовательных школах вместе со сверстниками по адаптированным основным общеобразовательным программам и основным общеобразовательным программам – осуществляется большая и сложная реформа перехода к инклюзивному образованию. Инклюзивное образование закреплено в федеральном и региональном законодательстве, в законе «Об образовании». Но это происходит только в теории, на практике право на равный доступ к образованию реализуется не всегда. Родители детей с инвалидностью сталкиваются с сегрегацией: детей определяют в отдельные классы «для лиц с ОВЗ», либо предлагают учиться дома, не посещая школ. Другой вариант – спецшколы, в которых обучаются только или преимущественно дети с инвалидностью.

Проект «Горячая линия по вопросам инклюзивного образования», созданный РООИ «Перспектива» при поддержке «Фонда президентских грантов», только с 9 апреля 2020 года и по настоящее время получил 235 обращений из 35 регионов. За каждым из этих обращений – реальные истории о нарушении прав детей с инвалидностью на образование, в том числе отказы общеобразовательных школ и необоснованный перевод на домашнее обучение.

Член Адвокатской палаты Москвы и консультант РООИ «Перспектива» Валентина Фролова рассказала «Медузе», что «Перспективе» даже пришлось выпустить специальную инструкцию для родителей, в которой разъясняется, что школы не имеют права диктовать им свои условия, например, только на основании диагноза ребенка с инвалидностью рекомендовать обучение на дому, поскольку выбор формы обучения с учетом состояния здоровья ребенка и его интересов по закону всегда остается за родителями:

«Очень часто дети с инвалидностью обучаются на дому, не потому что им действительно по объективным причинам нужно обучаться на дому, а просто потому что ресурс их региона, как считают у нас представители органов местного самоуправления или региональных органов власти, не позволяет создать достаточное количество мест в классах для таких детей. И получается дети у нас искусственно выталкиваются на обучение на дому, хотя, на самом деле, могли бы прекрасно учиться очно в классах».

Адвокат Валентина Фролова обратила внимание на незаконность отказов общеобразовательных школ принимать на обучение особых детей:

«Отказы из серии «а у нас нет для вас специальных классов, а у нас нет для вас специальных условий» в случае, если этот ребенок правда может попасть в эту школу, потому что он в этом районе зарегистрирован, не являются законными. Единственное законное основание – отсутствие свободных мест. А если родителям отказывают на основании отсутствия свободных мест, адвокату советует писать заявление в органы образования с просьбой уведомить, где в пределах проживания есть школа для ребенка для очного обучения в классе с другими детьми. Отсутствие ответа с их стороны – повод для судебного иска».

Также в России нередко допускаются ошибки при составлении психиатрических заключений и специальных индивидуальных программ развития (СИПР) для детей с церебральным параличом, особенно в сложных случаях, когда у детей есть сопутствующие ментальные нарушения. Недавно Людмила Смольникова, мама ребенка с церебральным параличом из Ангарска, при юридической поддержке РООИ «Перспектива» выиграла судебное разбирательство, которое длилось почти год. Предложенная ее сыну СИПР была выполнена некачественно, и ребенок, обучаясь по ней, возможно, не смог бы получить качественное образование.

Наталья Тверитнева – учитель-дефектолог детского сада № 41 комбинированного вида «Центр интегративного воспитания» в Центральном районе Санкт-Петербурга, который много лет работает в школьных и дошкольных отделениях ТПМПК (Территориальная психолого-медико-педагогическая комиссия), отметила разницу в российском и европейском подходе определения перспектив развития ребенка:

«Наша система всегда рассматривала ребенка таким образом: давайте посмотрим, что нарушено. В Европе выстраивается другая система поддержки, здесь смотрят с точки зрения: а что сохранно? Иногда не надо долго смотреть на то, что там нарушено, надо развивать то, что сохранно, и на этом строить поддержку. Я всю свою жизнь занимаюсь диагностикой, увидеть именно перспективы развития ребенка – это большая ответственность».

По оценкам заведующей международной лабораторией исследований социальной интеграции НИУ ВШЭ Елены Ярской-Смирновой:

«Проблема коррекционных школ заключается и в слабой подготовке, и в том, что учителя коррекционных школ не всегда верят в возможности своих учащихся. Обучение в искусственно созданной сегрегированной среде и давление педагогов дополнительно стигматизируют подростков с инвалидностью».

Полностью статью «Дети с церебральным параличом могут учиться в обычных школах. Но с равным доступом к учебе пока есть большие проблемы» читайте на портале Meduza.

 

comments powered by HyperComments